Роды, как правило, ассоциируются с болью, непереносимыми страданиями. Это мнение подкрепляют картины из фильмов, рассказы родственников, подруг. Возникает страх перед болью. И поэтому легко согласиться на обезболивание в родах, и чем сильнее обезболивающий эффект, тем лучше. Современные методы позволяют этого достичь. Кажется, это здорово! Но так ли это?

В книге Бытие читаем: «И сказал Господь (…) жене сказал: умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей (Быт. 11; 14,16). Обезболивание родов, таким образом, идет в разрез с судом Божиим. Для чего?

Посмотрите на любой рекламный щит: все они, предлагая разные товары и услуги, главным аргументом выдвигают получение максимума удовольствий. В условиях духовного кризиса во всем пытаются найти и доставить себе только удовольствие и наслаждение. Не обошло это поветрие и такой древний процесс как рождение ребенка – современные технологии в этом великом и таинственном акте предлагают найти удовольствие. Достигается это предложением обезболивания родов и производством Кесарева сечения «по желанию женщины».

Однако при этом забывается, что в родах происходит не только физическое рождение ребенка, но и рождение новых связей – рождается психологический феномен «Материнство». Только он может сделать женщину – матерью. Женщина, имеющая опыт перенесения страданий и мук при рождении ребенка, имеет больше возможностей стать матерью в самом высоком смысле этого слова. Материнство позволяет уловить все оттенки душевного и физического состояния своего ребенка, почувствовать направление его развития и даже тогда, когда он, став взрослым, находится за тысячи километров, в момент смертельной опасности, нависшей над ним, почувствовать ее своей сердечной болью и отозваться.

Кроме того, психиатрами и психологами замечено, что мать передает ребенку «антистрессовую устойчивость» на всю его последующую жизнь, как важный компонент в целостной реакции человека на те или иные события. Эта устойчивость к стрессу имеет свои истоки в опыте, переданном матерью. Но, чтобы его передать, мать должна иметь опыт!

Применение без показаний обезболивающих средств разрушительно действует на связь мать-ребенок. Именно это может лежать в основе отклонений в поведении детей и подростков, удивляющих своей жестокостью или сверхранимостью, легкостью вовлечения в дурные компании, раннему уходу из семьи. Вопиющей бедой современного общества стало сиротство при живых родителях. Таким образом, «разрушение семейных связей свидетельствует о глубоком нездоровье общества, неизбежно сопряжено с нарушением нормального развития детей и накладывает долгий, в известной мере неизгладимый, отпечаток на всю их последующую жизнь» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви).

Наркотические средства, например, (промедол) часто применяют во время родов. Врачи знают, что оно не обезболивает эффективно, а имеет одурманивающее действие на человека. Есть научные сведения, что вред его применения несравнимо больше – он ребенка и впоследствии «облегчает» наркотизацию человека, при его контакте в оставляет впечатление от своего первого контакта головному мозгу любом возрасте.

Широко рекламируются перидуральные методы обезболивания - инъекция в область позвоночника, позволяющая на время снизить интенсивность родовых болей или совсем их убрать. Этот метод следует применять при нарушениях в течении родового акта. Следует заметить, что любой метод лечения (а при нормальных родах что лечим?), он может иметь осложнения, как со стороны анестезиологического пособия, так и со стороны влияния на родовой акт (нарушает нормальное течение периода изгнания плода и часто требует применения сокращающих средств). Но нежелательность его применения при нормальных родах имеет и немедицинские последствия - разрушающее действие на формирование чувства материнства, особой близости между матерью и ребенком на всем протяжении детства и подросткового периода.

Можно привести пример из жизни: женщина рожает под перидуральной анестезией, медицинский персонал волнуется, помогают, а женщина достает мобильный телефон, соединяется с мужем и говорит: «Вот, уже головка показалась, волосы черненькие, длинные». Смешно? Нет. В этом случае есть глубокий смысл - женщина из главного участника рождения своего ребенка превращается в зрителя спектакля под названием «мои роды». О каком рождении материнства может идти речь? В лучшем случае мы дадим живую, может быть любимую, куклу для неповзрослевшей «девочки». И для доказательства этого в запасе врача есть случаи - через сутки, после того как женщина выписалась из родильного дома, она (роды под перидуральной анестезией), звонит врачу и спрашивает: «Какую таблетку мне купить в аптеке и дать ребенку, он ночь не спал?». Это одно и то же: мы не терпели роды, не можем терпеть и беспокойство от ребенка. О какой жертвенности тут может идти речь?

Однако есть опыт рождения детей при этом виде обезболивания у женщины, знающей Бога, уже имеющей 3-х детей и решившей подобным образом рожать четвертого. Её мысли - «у меня уже есть материнское чувство». Однако она впоследствии отмечает, что этот ребенок, в отличие от других до 4-5 лет, периодически подбегал к ней, становился у ее колен, заглядывал в глаза и спрашивал: «Мама, а ты меня любишь?». Она поняла, что с каждым рождением устанавливается своя связь с ребенком, требуется большая работа для налаживания ее, что-то может быть потеряно безвозвратно, и потому ее нарушать никак нельзя. После этого у нее были еще дети, но никогда она уже не обезболивала роды подобным образом.

Существующая общая тенденция на получение удовольствий (гедонизм) от всего, распространяется и на роды: даже роды должны приводить к получению наслаждения, должны быть приятными - скорби нам не нужны. Но за все придется платить.

Подобная же картина складывается при производстве кесарева сечения по новым показаниям - «желание женщины».