Новости митрополии 2383

Врачам о насущном

24.03.2013

Первая неделя Великого поста. Торжество Православия.

 

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ в Неделю 1-ю Великого поста,
Икона Божией Матери Владимирская.Москва. XII в.
Икона Божией Матери Владимирская
  Икона "Спас Нерукотворный" художника Е. Сорокина
Икона "Спас Нерукотворный" *

О ЧИНЕ ПРАВОСЛАВИЯ

Торжество Православия совершается в первую Неделю (воскресенье) Великого поста. Оно было установлено в Греции в IX в., в память окончательной победы над врагами православия - иконоборцами. Учение о почитании икон, основанное на св. писании и утвержденное обычаем первых христиан, до VIII в. оставалось неприкосновенным. Но иконоборческая ересь, появившаяся в самой Греции, распространилась по многим странам. Церковь Божия подверглась гонению, большему чем от язычников. Более 100 лет лились слезы и невинная кровь истинно православных, которые боролись за право изображать на иконах Господа Нашего Иисуса Христа, Божию Матерь и святых, а также молиться им перед иконами. Этих православных заключали в темницы, подвергали мучениям и казням. Честные иконы и мощи святых сжигались.

После VII Вселенского Собора (787 г.), закрепившего почитание икон, наступило ослабление гонений, но только в середине IX в. были освобождены из темниц и заточения иконопочитатели и возвращены на прежние должности, а иконоборцам предложено было или оставить свое заблуждение, или прекратить церковное служение. Христолюбивая царица Феодора объявила: "Кто не чествует изображения Господа нашего, Пресвятой Его Матери и всех святых, да будет проклят!"

Избранный Патриархом Константинопольским Мефодий, установил тогда же особое праздничное богослужение. Православие было торжественно восстановлено на службе в Софийском соборе в Константинополе в первое воскресенье Великого поста, которое пришлось в 843 г. на 19 февраля. Так появилось  празднование и  особый чин, называемый Торжество  Православия.В XII и XIV вв. эта служба была значительно дополнена за счет включения других текстов, изображающих главные догматы христианства. Эта служба представляет собой торжество церкви над всеми когда-либо существовавшими ересями и расколами. В нем утверждается не только православное учение об иконопочитании, но и все догматы и постановления семи Вселенских Соборов. Благославляются не только иконопочитатели, но и все живущие и отошедшие ко Господу в вере и благочестии отцев. Особое место в этой службе занимает чин анафематствования. Анафема** провозглашается соборно не только иконоборцам, но всем, кто совершил тяжкие прегрешения перед Церковью.

В России чин Православия введен в XIV в. и состоял из греческого синодика этого чина с прибавлением сначала имен "новых еретиков", как например, Кассиана, архимандрита Юрьева монастыря, и др., затем прибавились новые имена: Стеньки Разина, Гришки Отрепьева, протопопа Аввакума, многих расколоучителей и др.; всех анафематствований было 20, а имен до 4 тысяч. В конце XVIII в. чин Православия был исправлен и дополнен митрополитом Новгородским и С.-Петербургским Гавриилом; из него исключены были как множество имен, которым возглашалась вечная память, так и имена многих гражданских преступников и расколоучителей. В таком виде чин Православия был напечатан в 1767 г. Чин Православия совершался в кафедральных соборах после прочтения часов или перед окончанием Литургии на середине храма перед иконами Спасителя и Божией Матери, возлежащими на аналое. Чин был существенно сокращен в 1801 г., в нем перечислялись только ереси, без упоминания имен еритиков. Чин оставался без переработки до 1869 г., когда из него были убраны имена государственных преступников.

Чин содержал в себе чтение Символа веры, произнесение анафемы и провозглашение Вечной памяти всем защитникам Православия. Двенадцать анафематствований, как они провозглашались клиром от имени церкви до 1917 года, приведены ниже. 


Двенадцать анафематствований

Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: анафема.

Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: анафема.

Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святого Духа не единого быти Бога: анафема.

Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мир Сына Божия во плоти, и Его вольное страдание, смерть и воскресение: анафема.

Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема.

Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: анафема.

Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению, и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема.

Отмещущим бессмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение: анафема.

Отмещущим все таинства святая, Церковью Христовою содержимая: анафема.

Отвергающим соборы святых Отец и их предания, Божественному Откровению согласная, и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: анафема.

Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема.

Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: анафема. 
 

В феврале 1901 г. Св. Синод предал анафеме Льва Толстого, как проповедующего: "ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской."

После 1917 г. анафематсвованы: "творящие беззакония и гонители веры и Церкви Православной" (1918 г.), несколько священников "публично похуливших Имя Божие" (1959, 1960 гг.). В течение многих десятилетий после революции 1917 г. чин анафематствования был запрещен для соборного провозглашения, и чин Православия включал только поминовение усопших.

В последнее десятилетие были осуждены те, кто пролил невинную кровь ближних своих в 1993 г. Слова отлучения были произнесены тем, кто разделяет учения сект, "новых религиозных движений", язычества, астрологии и т.п. (1994 г.). Был отлучен от Церкви монах Филарет (Денисенко), который дерзнул наименовать себя "патриархом Киевским и всея Руси-Украины" (1994 г.). Архиерейский Собор 1997 г., после неоднократных увещеваний и предупреждений о бесчинном ношении иерейского креста после лишения сана, постановил: "Отлучить Глеба Павловича Якунина от Церкви Христовой. Да будет он анафема пред всем народом." 

Предание анафеме не является проклятием, не является актом бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и ко спасению. При покаянии и достаточных основаниях анафема может быть снята. Может быть она снята и после смерти. Важное значение для Русской Церкви имеет отмена анафемы старообрядцам в 1971 г.

Источники:
1. Православная энциклопедия. М., 2001, т.2

2. Общедоступные беседы о Богослужении Православной церкви. М., 1898

3. Как правильно обращаться с иконами. О грехе небрежения и об истинном благочестивом отношении к иконам. 

4. Миниатюры чина Православия. Из книги: Л.Б. Сукина "Рукописная книга позднего русского средневековья": http://dll.botik.ru/Synodik

 

Фрагменты чина Торжества Православия, совершаемого Святейшим Патриархом Кириллом. 2009 г.  


СЛОВО СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ II В НЕДЕЛЮ ТОРЖЕСТВА ПРАВОСЛАВИЕ, ПРОИЗНЕСЕННОЕ В 1991 ГОДУ
 
Дорогие мои!

Первое воскресенье Великого Поста Церковь празднует как день Торжества Православия. Исторически этот праздник связан с окончательной победой над ересью иконоборчества, что в течение нескольких веков терзала православный мир.

Современному человеку иногда кажется, что иконопочитание - это некая частность в мире православного богословия. И он недоумевает, почему торжеством Православия именуется победа именно над иконоборческой ересью, а не над какой-нибудь другой.

Иконоборцы утверждали, что Бога изобразить нельзя. Православные же отцы, защищая предание Церкви, ставили почитание икон в теснейшую связь с самыми основами христианства. Да, действительно, Бог непознаваем, невыразим и неизобразим. Но Тот, Кто выше всякого человеческого слова, благоволил родиться как человек. Тот, Кто невидим, стал видимым через принятие человеческой природы, и потому "о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни,- ибо жизнь явилась... возвещаем вам" (Ин. 1, 1). "Слово стало плотию" (Ин. 1, 14), и Боговоплощение сделало возможной икону. И потому можно быть православным, не имея икон,- в недавние годы мы вновь пережили время торжества иконоборцев, и многим приходилось молиться без икон. Но нельзя быть православным, отвергая иконы. Тот, кто не признает возможность иконы, отрицает самые основы христианского свидетельства с Боге, ставшем человеком.

Так мы видим, что в живом организме нашей Православной Церкви все удивительно едино и соразмерно. Все взаимосвязано в живом росте Церкви как Тела Христова. Нельзя по своему частному разумению отсекать любую ветвь Православного Предания, не рискуя при этом задеть самые основы нашей духовной жизни.

Потому не случайно день торжества иконопочитания - это день всего Православия.

Не случайно и то, что днем Православия названо первое воскресенье Великого Поста. Этот день венчает собою неделю особых молитвенных трудов. Греческое слово "ортодоксиа" означает и "правильное величание", и "правильное учение", то есть его можно перевести на русский язык не только как "Православие", но и как "Правоверие". И замечательно, что в славянские языки вошло именно первое значение этого слова: "Право-славие". Славословие, по учению Святых Отцов, есть высшая ступень молитвы, ибо являет чистую и бескорыстную радость души о своем Господе. Весь смысл духовной жизни заключается в том, чтобы научить человека не просто правильно богословствовать, но правильно молиться. Вспомним, как в Великом Каноне, который мы слушали на этой неделе, пелось о том, что Божию Матерь мы "православно величаем".

При таком - литургическом - понимании Православия как умения правильно славить Господа, правильно строить свою духовную жизнь становится понятно, почему день Торжества Православия приходится именно на сегодняшний день. Ибо когда же человек более способен к славословию, если не в это воскресенье: всю неделю мы провели в покаянии, в исповедании пред Богом своих немощей, и вот, оплакав свои согрешения, мы тем не менее приступаем к Чаше, ибо Господь "пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию" (Мф. 9, 13). И как же не возблагодарить Господа за его милосердие к нам, как не воспеть нам песнь Господню!

Но Православие невозможно и без Правоверия. История Церкви показывает, что там, где нарушалась правая вера, начинает разрушаться и духовная жизнь. Ведь в зависимости от того, как люди мыслят о Боге, они создают свои представления о спасении, об отношениях Бога и человека. И если учение о спасении, о конечном предназначении человека окажется ошибочным или неполным, то и духовная жизнь человека окажется урезанной и неполноценной.

Потому в догматических спорах речь идет не о формулировках и не о теоретической правоте. Речь идет о понимании самой сути отношений Бога и человека и в конечном счете о понимании самого человека. И потому нельзя нам забывать слова Апостола: "Я знаю, в Кого уверовал" (2 Тим. 1, 12).

Сегодня нам чрезвычайно важно знать нашу веру, ибо вновь приходит время борьбы за Православие. Многими "учителями" и многими изданиями сейчас предлагается Церкви так переосмыслить свою веру, что живая душа Православия исчезнет.

Одни уверяют себя и нас, что Православие - это некая национальная идеология. Мы же должны знать, что Православие - это поиск жизни в Боге и что всякое государственное и национальное устроение жизни для нас вторично.

Другие говорят, что Православие - это культура, некое "культурное наследие". Мы же должны знать, что Православие - это не создание культурных форм, а сокровенное стяжание Духа Святого.

Третьи утверждают, что Православие - лишь одна из исторически сложившихся форм христианства и что она должна быть превзойдена в слиянии всех христианских конфессий. Мы же желаем соединения христиан не на минимальной основе нашей общей веры (которая на деле окажется максимумом безверия протестантского мира), а на той предельной полноте Богоданного откровения, что было дано Святым Отцам. Ведь никогда в духовной жизни нельзя равняться на слабейших, но, напротив, все время должно искать более опытных и духовно более богатых наставников.

Приходят еще некие и говорят, что Христос - это один из "учителей человечества", такой же, как Будда, Конфуций или Кришна. Но мы должны знать, что Христос - не просто учитель или пророк, Он Сам Господь, ставший чело веком, чтобы спасти людей. И спасает Он нас не только Своим словом и Своей проповедью, но прежде "сего Своим Распятием и Воскресением и ниспосланием нам Святого Духа. И потому мы знаем, что всякий, кто учит о спасении помимо Креста и без Воскресения - не от Бога послан.

Еще другие стараются убедить людей, что Христос - это не то экстрасенс, не то инопланетянин. Мы же должны противостать этой безумной проповеди твердым свидетельствованном о том, что Христос - Бог, Творец Вселенной, явившийся во плоти "нас ради человек и нашего ради спасения".

Дорогие мои! Не нужно думать, что время борьбы со лжеучениями прошло и осталось в далекой от нас эпохе Вселенских Соборов. И сегодня Господь зовет нас отстаивать Истину Православия от умножившихся проповедников тьмы. И призывает Он всех вас - не только иерархов и священников, но и мирян, всех верующих, чтобы мы по мере наших сил у себя ли дома, в кругу ли наших друзей или на работе отстаивали Православие. И если нет у кого-то из нас сил и знаний, чтобы доказательно обосновать невозможность совмещения Православия с возрождающимся ныне язычеством и иными псевдорелигиозными учениями, то каждый из нас все же может просто предупреждать своих ближних: "Люди, такой-то лжеучитель далек от Православия, и он лжесвидетельствует, утверждая, что он един с Церковью и действует чуть ли не с ее согласия".

Но, конечно, главное наше духовное оружие в защите Истины - это наша молитва. Если мы по нашему духу, а не только по имени будем подлинно православными, Господь Сам Своею благодатью будет споспешествовать нам.

Будем же молиться за нашу Церковь, которой угрожают сегодня и лжеучения, и расколы. Будем молиться за наше Отечество, чтобы оно вновь вернулось ко Христу и чтобы невзгоды, что мы переживаем ныне, способствовали не помутнению разума людей, а, напротив, просветлению их совестного чувства. Будем молиться и за нас самих, чтобы в оставшиеся дни Великого Поста преуспеть в духовном исцелении. Будем молиться о том, чтобы Господь даровал нам дух истинной и православящей молитвы и ввел нас в радость Своего Воскресения!
Аминь. 

Источник: "Слово Патриарха", Духовная Академия, СПб, 1991

______________
Икона "Спас Нерукотворный" художника Е. Сорокина, чудом сохранившаяся после разрушенияХрама Христа Спасителя. Находится в Преображенской церкви Храма.

** Анафема, высшая церковная кара за тяжкие прегрешения (прежде всего за измену Православию и уклонение в ереси и расколы). Анафема соборно провозглашается и заключается в отлучении христианина от общения с верными и от святых таинств.

Дионисий (Шленов), игумен

В статье доцента Московской Духовной Академии игумена Дионисия (Шленова) подробно раскрывается историческая канва и идейное содержание праздника.

Сегодня Православная Церковь празднует торжество Православия. В читавшемся на особом молебном чине синодике Православия положено провозглашать анафемы еретикам и многолетия защитникам Православия. История синодика отчасти известна, хотя его рецепция в православных странах до и после падения Византии требует особого рассмотрения. Чин Православия был установлен в 843 г. - когда, наконец-то, восторжествовало иконопочитание над иконоборчеством после более чем вековых богословских столкновений и жестоких боев[1].

Итак, чин торжества Православия был установлен иконопочитателями, которые мыслили его и как победу иконописных образов, в частности, и как победу Православия над неправославием и инославием, в целом. По своему первоначальному замыслу - это было, прежде всего, торжество иконопочитания, но иконопочитания не взятого самого по себе, а логически завершающего и увенчивающего церковный символ или исповедание веры. Пример такого исповедания оставил нам герой начала периода второго иконоборчества свт. Никифор Константинопольский, после изложения троичного и христологического догмата искусно пользовавшийся категориями неописуемости и описуемости для доказательства реальности воплощения Христа[2]. Все прекрасно помнили также зилотскую ревность одного из самых ярких защитников святых икон прп. Феодора Студита, который писал, что «Исповедание Христа - защита Его святого образа»[3] и что «икона Христа есть Христос, подобно тому, как образ креста - крест»[4].

Торжество Православия - это великое торжество малого гонимого стада, торжество гонимых монахов, торжество Церкви, наполнившейся мучениками и исповедниками. Последние оказались гонимыми чуть ли не впервые, причем не от язычников, не от покровителей древних ересей, но от тех, кто сами мыслили себя покровителями христианской веры и борцами с идолослужением. Тем ощутимее и ярче была победа, чем сильнее и неожиданнее ранее нагрянуло разгоревшееся гонение.

Хотя современные историки пытаются усмотреть и усматривают в повествованиях монаха Феофана, его продолжателя, Георгия монаха, а также в житиях иконопочитателей элемент небеспристрастного отношения к иконоборчеству и иконоборческим деятелям, самая суть их повествования едва ли может быть подвергнута сомнению. За неимением собственно иконоборческих источников, которые по неписанным обычаям того времени были по большей части уничтожены, нам остается воссоздать мозаику событий (без претензий на новые научные интерпретации) на основании некоторых имеющихся под рукой данных.

Основные герои торжества Православия - св. царица Феодора и свт. Мефодий Константинопольский. Основные противники - свергнутый патриарх Иоанн Грамматик и его многочисленные сторонники. В разных повествованиях описывается, как св. Феодора приходит к мысли о восстановлении святых икон по совету одного из своих приближенных чиновников[5], а также после беседы с монахами-иконопочитателями. Восстановление иконопочитания предваряется известной историей о прощении императора Феофила. Овдовевшая царица вступает в своеобразное препирательство со сторонниками иконопочитания, которые призываются ею к признанию посмертного прощения или предсмертного раскаяния ее умершего супруга Феофила, последнего императора-иконоборца. По словам Феодоры прощение Феофила - условие для восстановления иконопочитания, однако в случае невозможности посмертного прощения она свидетельствует о его предсмертном покаянии.

Так или иначе торжество Православия совершается на следующий день после посмертного прощения Феофила, который умер в возрасте всего лишь 29 лет, согласно народным преданиям, от глубокой скорби о своем отечестве - Аморионе, взятом и жесточайшим образом опустошенном арабами в 838 г. После смерти Феофила, ознаменовавшей конец так называемого второго иконоборчества, иконопочитание восстановилось с гораздо меньшими усилиями нежели после первого иконоборчества - без большой подготовительной работы и без созыва Вселенского собора.

1. Предсмертное покаяние Феофила

О покаянии и прощении императора Феофила существует немалая литература. Современные историки, как, например, Д. Е. Афиногенов, склонны расценивать прощение как расчетливый ход царицы[6]. Среди исторических источников той эпохи в одних из них это событие обходится молчанием (как, например, у Георгия монаха), в других же подтверждается его предсмертное покаяние и посмертное прощение (Продолжатель Феофана, Житие царицы Феодоры, «Повесть о прощении Феофила»). В то время как Продолжатель Феофана пишет о покаянии как о факте, следуя изложению Феодоры, «Житие» и «Повесть» описывают покаяние Феофила в агиографическом жанре, в котором не остается никаких сомнений относительно реальности чудес и чудесных явлений.

Согласно продолжателю Феофана, в ответ на просьбу св. Феодоры о прощении умершего Феофила свт. Мефодий ответил: «Но не посягнем на то, что выше нас, не в силах мы, как Бог, простить ушедшего в иной мир. Нам доверены Богом ключи от неба, и мы в силах отворить его любому, однако тем только, кто живет этой жизнью, а не переселился в иную»[7]. «А госпожа, то ли по правде, то ли как иначе пылая любовью к мужу (в чем согласны и мы), клятвенно заверила сей святой хоровод, что в последпий его час я плакала, рыдала, все ему выплакала и изобразила, что грозит нам, ненавистным, за эту ересь в сем городе: лишение молитв, проклятий град, восставший народ - и вселилось тогда в него раскаяние в этой ереси. Он попросил их, я протянула, он их с горячностью поцеловал и отдал душу ангелам. Они выслушали ее речь и, чтя нрав августы (как никакая другая была она христолюбива), а также жаждая ввести поклонение святым иконам, общим приговором и мнением объявили, что, если все так и есть, найдет он прощение у Бога, и дали в том письменное удостоверение госпоже»[8].

Более подробная картина представлена в «Повести о прощении Феофила» и «Житии Феодоры» со сходной канвой событий. В последнем говорится о страшной предсмертной болезни, распадении уст, которое претерпел Феофил. Обеспокоенная Феодора, немного вздремнув, видит пресвятую Богородицу с несущим крест Младенцем Христом в окружении ангелов. Последние бранили и бичевали находившегося на смертном одре императора, который говорил: «Увы мне жалкому, за иконы меня бьют, за иконы меня бичуют». После такого истязания, продолжавшегося всю ночь, царь приложился к иконе Христа на энколпионе, принесенным вельможей Феоктистом, и исцелился. Так на собственном примере он познал пользу и благо от иконопочитания[9]. Через несколько дней император умер[10] 20 января 842 г.

2. Смещение патриарха Иоанна Грамматика и назначение свт. Мефодия

После смерти Феофила, на покаянии которого св. Феодора столь твердо настаивала впоследствии, очень быстро наступили долгожданные перемены. От имени малолетнего сына Михаила III, которому тогда было от 3 до 6 лет, стала править императрица Феодора, преданная душой иконопочитанию. Наряду с Феодорой многие государственные вопросы и в том числе вопрос о святых иконах решался влиятельнейшими лицами: братом Феодоры Вардой и логофетом дромон (т.е. министром путей сообщения) Феоктистом.

Императрица, убежденная в необходимости восстановления иконопочитания представителями монашествующих, побуждала иконоборческого патриарха Иоанна Грамматика через посланных лиц или принять иконопочитание или отказаться от патриаршего престола: «Если ты с ними согласен и заодно, да восстановит былую красу Божья Церковь. Если же пребываешь в сомнениях и не тверд мыслью, оставь трон и город, удались в свое именьице, жди там святых отцов, что готовы п обсудить, и поспорить, и убедить тебя, если будешь дурно говорить об иконах»[11]. В ответ на это, по описанию того же Продолжателя Феофана, патриарх Иоанн Грамматик нанес себе кровавую рану, в чем и был уличен и отправлен в свое имение под домашний арест.

Для восстановления иконопочитания патриархом был избран известный защитник икон монах Мефодий, родом сицилиец, в течение длительного времени находившийся на территории Южной Италии. Мефодий был прославленным исповедником, в свое время выступившим в защиту святых икон, за что ему пришлось претерпеть бичевание и заточение в страшной темнице на о. Святого Андрея, одном из Принцевых островов. Будучи ученейшим монахом он переписывал в Риме сочинения Ареопагита. Сохранился целый корпус богословских, канонических и агиографических сочинений Мефодия. В житии Мефодия сообщается и о том, что он сочинил 7 молитвенных сборников («псалтирей»), каждый из которых он читал, не вкушая пищи, в течение недели. В будние дни поста он не вкушал даже воду, но только в субботу и воскресенье[12]. 4 марта 843 г. его рукоположили в епископский сан, а 11 марта он был интронизирован на патриарший престол. «... А введен был тот, кто многочисленными трудами и подвигами в неприкосновенности соблюл добродетель, кто из-за длительного заключения в гнилости и грязи лишился волос, но от Бога и царицы Феодоры обрел управление и власть над Церковью. А был это великий Мефодий - неодолимый ревнитель Церкви»[13]. Феодора «вводит иже во святых Мефодия, монаха, и восстанавливает патриаршество, и соединив всех изгнанных монахов и епископов, утвердила православную веру и умирила Церковь»[14].

Взойдя на патриарший престол, Мефодий обратился к своей пастве со словом увещания и с призывом прощения по отношению к своим былым гонителям: «Надлежит нам, соблюдшим непорочную и православную веру, хоть мы и претерпели многие наказания и скорби от порабощенных ересью, всегда помнить о Господнем гласе: Отче оставь им, ибо не знают, что сотворили»[15]. Быть может, данные слова были сказаны Мефодием на соборе, созванном им через несколько дней после своего возведения на патриаршество.

«Ибо после того, как был собран собор святых и богоносных отцов, коими была точно обличена злобнейшая ересь злых и злоименных иконоборцев, а ее мерзкие бредни ясно опровергнуты, ярко воссияло слово православия словно из неких глубочайших и непроходимейших лабиринтов и мрачных пропастей проклятой и дурнейшей ереси»[16].

Насколько свт. Мефодий исполнил на деле свой призыв к прощению? Высказывалась точка зрения, согласно которой практически весь клир Константинопольской церкви был почти сразу отправлен под запрет. Однако будучи мудрым пастырем, представителем просвещенной партии, идейным предшественником свт. Фотия Великого[17] Мефодий, должно быть, проявлял строгость только там, где никакие иные методы убеждения не действовали. Так, он изгнал тех иконоборцев, которые «не подчинились ни его мягким убеждениям, ни угрозам супротив грешного Феофила»[18].

3. Торжество Православия

О событиях, связанных с торжеством Православия, наиболее подробный и близкий к описываемому событию источник - «Повесть о перенесении мощей патриарха Никифора»[19], составленная в 847 г., которая, к сожалению, нам недоступна. Хотя самое первое упоминание о торжестве Православия как таковом было сделано только в 899 г.[20], несомненно, что данное торжество стало неотъемлемой частью в жизни Византии с 843 г. и далее. Март 843 г. - это месяц поставления Мефодия и торжества православия.

Как уже было сказано выше исторически торжество Православия состоялось на следующий день после прощения императора Феофила. Вне зависимости от степени своего покаяния император посмертно удостаивается прощения, которое тем самым предваряет и в некоторой степени обуславливает последовавшее торжество. Д. Е. Афиногенов реконструирует события 1 седмицы следующим образом. В течение 1-й седмицы Великого поста, пришедшейся на вторую половину марта 843 г., устраиваются всенародные моления о прощении Феофила, в которых принимали участие все самые выдающиеся борцы за св. иконы. «И вот с тех пор и доселе установлены панихиды в Великой Церкви Божией в первую неделю святой Четыредесятницы»[21]. В субботу императрица сообщает патриарху о своем вещем сне, в котором она видела Старшного Мужа Христа, судившего ее супруга и даровавшего ему прощение[22]. Св. Мефодий также увидел во сне ангела, который сказал ему: «Се, услышано, о епископ, моление твое и император Феофил сподобился прощения - поэтому больше не докучай о нем Божеству». Патриарший сон был подтвержден тем, что в свитке с именами императоров-еретиков, положенном Мефодием на престол Святой Софии, имени этого императора не было обнаружено[23]. А в воскресенье было совершено торжественное шествие по улицам Константинополя в благодарность за прощение императора и произведено торжественное восстановление св. икон[24].

Продолжатель Феофана указывает, что на торжество Православия всенощное бдение совершалось во Влахернском храме, а литургия - в Святой Софии, величайших святынях Византии. «В первое воскресенье святого поста [святейший Мефодий] вместе с самой госпожой [Феодорой] совершили всенощное песнопение в святом храме всесвятой Богородицы во Влахернах, а утром с молениями отправились в Великий храм Слова Божия. И восстановила Церковь свою красу, ибо вновь стали непорочно совершаться святые таинства. И расцвела Православная Церковь и обновилась подобно орлу...»[25].

Святая София была наполнена молящимися, среди которых выделялись непреклонные монахи, которые претерпели особо жестокие гонения, как ранее в период первого иконоборчества, так и и ныне, в период второго. «И в назначенный день для их собрания, когда Божия Церковь облеклась в свое благолепие, спускаются с известной горы Олимп, с Афона и с Иды, а также со склонов Кимина, ярко проповедуя православие...»[26]. Явились ли монахи в тот самый воскресный день, или несколькими днями позже, не столь важно.

И в житии св. царицы Феодоры (которое со временем стало всенародно читаться в неделю Православия![27]) сказано: «И наступило совершенное Православие для всех благочестиво почитающих и покланяющихся святым и честным иконам в первое воскресенье святого поста. Благодать истинного богопознания просияла во всем мире, и везде во всяком месте наступило время справедливости, мира и благотворения, и тишина на будущее и безмятежность для жительства были утверждены православными и великими царями, а также святыми и треблаженными отцами, Иоанникием и Арсакием, Исаией и Мефодием, и многими другими, собравшимися тогда для этой цели»[28].

Но где отразился смысл, идейное содержание торжества Православия? Известнейшее догматическое сочинение свт. Мефодия, - «синодик Православия», оно по предположению греческого патролога П. Христу, в первый раз был оглашено 2 марта 844 г. Высказывались предположения о том, что синодик был составлен Мефодием как слово на интронизацию. Среди других относящихся к данной теме сочинений свт. Мефодия - специальное «императорское и патриаршее постановление о праздновании праздника Недели Православия», которое не сохранилось, неизданный (?) орос собора 843 г., а также канон Недели Православия, сохранившийся под именем Феодора Студита[29].

«"Синодик Православия" ... был гимном, исповеданием веры, он был обращением с призывом к единомыслию и согласию, был предупреждением для тех кто думает или пишет ошибочно и напротив он был благословением и побуждением для, стоящих в истине и хранящих сокровище христианской веры, церковных мыслителей и толкователей Священного Писания», - пишет современный греческий исследователь К. Суциc[30].

Со временем синодик пополнялся анафемами новым еретикам и многолетиями новым защитникам Православия. Один из многочисленных вариантов православного синодика уже в значительно более поздней обработке содержится в греческой и славянской Триоди. На русский язык отчасти древний синодик был переведен Ф. И. Успенским. Самое лучшее и единственное критическое издание принадлежит Ж. Гуйяру (Paris, 1967)[31]. Однако оставляя в стороне все научные изыскания, связанные с синодиком, как бывшие, так и будущие, постараемся познакомиться с его содержанием по тексту XI в. - одной из гомилий патриарха Михаила Керулария.

В начале гомилии восхваляются те, кто претерпел за почитание святых икон. «Помяни, Господи, поношение рабов Твоих». Автор пишет о том, что «через малое время после тридцатилетнего злобствования на святые иконы»[32] ему удалось их восстановить. Похоже, что автор вступительного текста - сам свт. Мефодий Константинопольский. Иконопочитатели «после шествия в пустыни» должны получить в обладание «умопостигаемый Иерусалим»[33]. Далее начинается чин Православия:

«Во плоти Бога Слова пришествие словом, устами, сердем и умом, писанием и образами исповедающим, вечная память.

Разумеющим, единой ипостаси Христа в сущностях различное, и в ней тварное и нетварное, видимое и невидимое, страстное и бесстрастное, описуемое и неописуемое, и воздающим Божественной сущности нетварное и подобное, а для человеческой природы исповедающим другое и описуемое словом и изображениями, вечная память.

Верующим и проповедующим, то есть благовествующим слова в письменах, дела в образах, и на одну только пользу совершающим каждое: и словесное провозглашение и образы истины утверждение, вечная память.

Словом освятившим уста, затем слушателей словом, знающим и проповедающим, что честными образами подобным образом освятятся очи зрящих, а через них возводится ум к богопознанию, также как через божественные храмы и священные сосуды и другие священные предметы, вечная память. ...»

Далее в гомилии Михаила Керулария дан перечень борцов за веру:

«За тех вестников благочестия братски и с отеческой любовью во славу и честь благочестия, за которое сражались, воспеваем и говорим: Герману, Тарасию, Никифору и Мефодию, истинно архиереем Божиим, и православия защитникам и учителям, вечная память.

Игнатию и Фотию, святейшим православным и блаженным патриархам, вечная память.

Стефану, Антонию и Николаю, святейшим и православным патриархам, вечная память.

Всему против святых патриархов Тарасия, Никифора и Мефодия, Игнатия, Стефана, Фотия, Антония и Николая написанному или сказанному, анафема.

Всему супротив церковного предания и учения и запечатления святых и блаженных отцов нововведенному, или учиненному или после этого хотящему учинитися, анафема.

<...> Феодору всепреподобному игумену Студийскому, вечная память.

<...> Феофану преподобнейшему игумену Мега Агроса[34], вечная память».

Далее провозглашалась анафема тем, кто речения Священного Писания против идолов относил к святым иконам.

После вечной памяти царям повторяется вечная память вышепоименованным патриархам.

«Сии благословения отцов от них к нам, сынам, ревнующим их благочестия, переходят. Также и клятвы ...».

Далее снова анафемы.

«Тем, кто словом принимает домостроительство Бога Слова во плоти, но не выдерживает видеть его через образы ..., анафема.

Тем, кто пророческие видения, даже не желая, принимает, а явившиеся им (о чудо!) образные изображения и прежде воплощения Слова не приемлет, но или о том, что сама неуловимая и незримая сущность явилась зрителям, пустословят, или то, что это образы и виды истины явившиеся созерцавшим, сочинили, а изображать образами воплотившегося Слова и за ны Его страдания отказывающимся, анафема.

Упорствующим в иконоборческой ереси, особо же в христоборческом отступничестве ... анафема».

После поименного перечисления иконоборцев провозглашалось царское многолетие и патриархам «вечная память»[35].

Известно, что в контексте натянутых отношений с западом патриарх Михаил Кируларий исключил имя прп. Феодора Студита из синодика Православия. Но император Константин Мономах (1042-1055), вняв жалобе игумена Студийского монастыря Михаила Мерментула, принудил патриарха вернуть имя прп. Феодора в синодик и в виде раскаяния прочесть синодик на одной из седмиц после Пасхи («по приказу царскомиу был прочитан синодик в неделю о Самаряныне»), что и было исполнено[36]. Хотя переведенные нами отрывки из гомилии Керулария были прочитаны в положенное время в конце первой седмицы великого поста, они дают возможность живо представить и тот особый день после Пасхи для прочтения синодика, незадолго до драматических событий великого раскола. Следует отметить, что в той отнюдь непростой ситуации чин торжества Православия выполнял не разъединяющую, но соединяющую роль.

Слово «синодик» того же корня, что и слово «синод» - собор. Соборный глас Православия, строгого и неподкупного, иногда кажется слишком суровым тем, кто сталкиваются с бесконечным многообразием вер и традиций. Однако торжество православной веры, хранящей богооткровенную истину, и в наше время остается незыблемым фактом духовной истории человечества. В строгости этой веры - призыв к покаянию. Верность в малом ведет к верности во многом и большом. Верность традиции направлена к неповрежденности самой сути. Молитвенное и покаянное предстояние перед образом Христа - путь к достижению истинного единства со Христом.
 


[1] Фильм архим. Тихона (Шевкунова) «Падение империи» вызвал очередную волну иконоборческих нападок на православие. См. в качестве характерного образца комментарий выпускника МГУ У. В. Чащихина (http://calvinism.ru).

[2] Nicephori Patriarchae Constantinopolitani. Refutatio et eversio definitionis synodalis anni 815 (ed. J.M. Featherstone, TLG 3086/12).

[3] ὁμολογία γὰρ Χριστοῦ, πατέρες, ἡ τῆς ἁγίας αὐτοῦ εἰκόνος ὑπερμάχησις Theod. Stud. Ep. 63:16-17.

[4] Χριστὸς γὰρ ἡ Χριστοῦ εἰκὼν ὡς σταυρὸς ὁ σταυροῦ τύπος Theod. Stud. Ep. 245:20-21.

[5] См. у Продолжателя Феофана 4, 1-2. (Здесь и далее цит. по: Продолжатель Феофана. Жизнеописание византийских царей / Перевод, статьи, комментарии Я. Н. Любарского. СПб.: Наука, 1992).

[6] См. Афиногенов Д. Е. Повесть о прощении императора Феофила и торжество православия. М.: Индрик, 2004.

[7] Продолжатель Феофана 4, 5.

[8] Продолжатель Феофана 4, 6.

[9] Житие Феодоры 8.

[10] Житие Феодоры 9.

[11] Продолжатель Феофана 4, 2, 4.

[12] Житие Мефодия 8, PG 100, 1253С.

[13] Продолжатель Феофана 4, 3,8.

[14] Так пишет Георгий Монах. См.: Georg. Mon. Chronicon breve (lib. 1-6), PG 110, 129:37-133:4.

[15] Житие Мефодия 13, PG 100, 1256А.

[16] Георгий Монах. Там же.

[17] Подробнее см. у Ф. Дворника в его книге «Фотианская схизма».

[18] τοὺς δὲ μάστιξι πολυειδέσι παραδοὺς ἐξώρισεν (ὡς) μὴ πειθομένους παντελῶς μήτε ταῖς

θωπείαις (αὐτοῦ) μήτε ταῖς ἀπειλαῖς τοῦ ἀλιτηρίου Θεοφίλου. Georg. Mon. Chronicon breve (lib. 1-6), PG 110, 1133:22-30.

[19] Написана между 15 марта (перенесение мощей свт. Никифора) и 11 июня (кончина свт. Мефодия) в 847 г.

[20] В Клиторологии Филофея.

[21] Повесть о прощении Феофила. Цит. по: Афиногенов 2004. С. 107.

[22] Повесть о прощении Феофила. Там же.

[23] Об этом сказано в Похвальном слове Феофану исповеднику, сохранившемся только на слав. языке. Ср. соотв. рус. пер.: «Верующий же пусть надеется, если он будет просить прощения за грехи, то Тот, Кто раньше изгладил даже запечатанный пергамен ночью, явно услышит и его». Цит. по: Афиногенов 2004. С. 77.

[24] Афиногенов 2004. С. 111.

[25] Продолжатель Феофана 6, 10-12

[26] Согласно Генесию. См.: Genes. Regum lib. 4,3:29-41 (ed. A. Lesmüller-Werner, J. Thurn, TLG 3040/1).

[27] В начале жития указывается: «В неделю православия житие с похвалой блаженной и святой царицы Феодоры, владыка, благослови» (A. Markopoulos. "Βίος τῆς αὐτοκράτειρας Θεοδώρας [BHG 1731]", Symmeikta 5. 1983. P. 257).

[28] Житие Феодоры (Markopoulos 1983. P. 266).

[29] PG 99, 1768-1780.

[30] В докт. диссертации «Синодик православия: историко-догматический анализ».

[31] Об иконоборчестве см. строки 1-179, 752-769 (Gouillard 1967. P. 45-57, 93).

[32] Mich. Cerul. Homilia dicta in prima dominica quadragessimae festo restitutionis imaginum, PG 120, 725D.

[33] Mich. Cerul. Homilia, PG 120, 728B.

[34] Т.е. Феофана Сигрианского, автора «Хронографии».

[35] Рус. пер. по: Mich. Cerul. Homilia, PG 120, 724-736.

[36] Io. Scyl. Synopsis historiarum 9,7:3-13 (Жизнь Константина) (ed. J. Thurn, TLG 3063/1).

Ист: http://www.bogoslov.ru





Популярные новости

16.01.2020
В среду 15 января епископ Рубцовский и Алейский Роман возглавил Божественную литургию в храме во имя преподобного Серафима Саровского на железнодорожном вокзале Барнаула. Накануне престольного праздника владыка Роман возглавил в этом храме ...
574
15.01.2020
Божественную литургию в Покровском кафедральном соборе Барнаула 14 января возглавил епископ Рубцовский и Алейский Роман. Владыке сослужили ключарь собора иерей Сергий Беляев, местное духовенство и диакон Филипп Редкокаша. 14 января, в праздник ...
546